Свобода слова

Политкорректор
© Baltnews

"Политкорректор": #яИванГолунов?

О спорах вокруг свободы слова и права называться журналистом в Прибалтике и России на примере дела Ивана Голунова.

Центральный скандал недели – задержание, а потом освобождение журналиста Meduza Ивана Голунова, – в Прибалтике вызвал не меньшее оживление, чем в России. И не только потому, что офис Meduza находится в Риге…Тут тоже что-то треснуло, но совсем в другом месте, нежели в России… Потому как накопилось…И изложить все "по порядку" вряд ли получится…Но попробовать стоит.

Юрий Алексеев: "Я завидую Ивану Голунову черной завистью. Я напомню, что про мое дело забыли, про него и раньше-то говорили мельком, а оно ведь тянется уже больше полутора лет. Оно было возбуждено в 2017 году – и никакой реакции. Я читаю, что Союз журналистов России потребовал взять под особый контроль дело Голунова. А вы знаете, что Союз журналистов Латвии сказал, когда меня взяли? Ничего! Вообще ноль! Отдельные СМИ…

Здание министерства иностранных дел РФ
© РИА Новости/Максим Блинов
Требуем прийти в чувство. Как в МИД РФ назвали реальную цену "свободы слова" в Литве

Кстати, нужно отдать должное радио Baltkom – вы брали у меня по телефону интервью, когда меня первый раз взяли. А у меня было уже три задержания, три обыска в квартире! При всем моем уважении к Ивану Голунову, о нем никто не знал до его задержания. Ну, правда, кто-то читал Meduza иногда, но не глядя, кто это написал. А я 30 лет в журналистике. Я известный в Латвии человек, на уровне Алексея Венедиктова! Полтора года меня мурыжат, не дают выезжать из Латвии. Я под надзором. Я должен ездить отмечаться три раза в неделю. Более сотни раз туда ездил уже. Я не могу проведать своих детей за границей. Мое дело тянут. Я завидую Ивану, что его дело взяли на контроль, за него вступились".

Юра, как всегда, честен, но тут его честность явно вышла за рамки "морального кодекса русского правозащитника в Прибалтике" – "стойко переносить тяготы и лишения, связанные с любовью к России"…

Не принято в нашем кругу жаловаться и требовать признания, да еще и подчеркивать свою крутизну – я, мол, "на уровне Алексея Венедиктова"! Точнее – не было принято, и Юра этот шаблон сломал. А действительно, сколько можно? Это я могу подходить к теме по касательной, приводя в пример эксперименты с "социальным рейтингом" в Китае и прозрачно намекать, что этот самый социальный рейтинг у правозащитников должен был бы зашкаливать, а Юра вот взял и вывалил все так, как есть… И с этим надо что-то делать.

"Политкорректор": национальные особенности социального рейтинга >>>

Отвлекусь: неделю назад в Таллине прошло заседание Русского дискуссионного клуба, посвященного Дню России и празднованию 75-летия освобождения Эстонии. Основные речи произнесли советник-посланник посольства РФ в Таллине Станислав Макаренко и председатель КСРСЭ (Координационный Совет российских соотечественников Эстонии – прим. Baltnews) Владимир Чуйкин.

Солдат армии США во время тактических учений НАТО
© NATO North Atlantic Treaty Organization
Все молчат, потому что замешаны – экс-сотрудник Госдепа о военной политике США

Однако при всем уважении к выступавшим, запущенный ими заряд энтузиазма и бодрости духа, пролетел мимо меня. И не только меня. Поскольку в Прибалтике (и в целом в Восточной Европе) деятельная любовь к России ведет исключительно в СИЗО. В лучшем случае – в нищету.

И наоборот – деятельная нелюбовь к России ведет к "признанию заслуг" и ветчине на столе. И наступает момент, когда не только окружающие, но и твоя собственная семья перестает тебя понимать. И возникают линии разлома там, где их быть не должно.

Олег Игнатьев: "Позвольте сказать о лицемерных латвийских журналистах, которые выступили в защиту российского журналиста Голунова и подло-трусливо не заметили преследований по отношению к латвийскому журналисту Алексееву.

Не могу говорить за всех журналистов, поэтому говорю за себя, и только от/за себя.

Вильнюс
© CC BY 2.0. flickr / Mantas Volungevicius
Новое проявление "свободы слова". Почему в Вильнюсе задержали шеф-редактора Sputnik Литва

Первое. Алексеев когда-то занимался журналистикой и был в этом бесподобен. То, что он делает последние годы, – не журналистика. Обзывать это можно по-разному (обзывания – не моя тема), но я точно знаю: это не журналистика. Ну, или я тогда не журналист. Но я, простите, журналист. (…)

(В скобках замечу. По моему мнению, Алексеев заигрался в непонятные, мягко говоря, игры. Это не значит, что к нему должно быть какое-то другое отношение со стороны закона. Но это другая история, к журналистике не имеющая отношения. Голунов – журналист, Алексеев – не журналист, а я, простите, не Людмила Алексеева.) (…)

Еще про себя: почему для меня это важно. Потому что когда власти "интересуются" журналистами, я всегда задаю вопросы или, если нет сомнений, выступаю против. В том числе – если это происходит у соседей. Россия – это огромная страна, которая совсем рядом и влияние которой огромно. О том, что там происходит, я могу узнать от таких журналистов, как Голунов. Я не виноват, что у кого-то из моих "френдов" начинается тик, если не дай бог кто-то что-то плохое скажет касательно происходящего в России (я понимаю причины и истоки такой реакции, потому, скорее, сочувствую такому болезненному восприятию мира, нежели осуждаю)".
Далее Олег Игнатьев перечисляет казусы, в которых он выступил, как журналист, заканчивая таким:

Наручники
© Sputnik / Евгений Биятов
Возрождение гестапо: в Литве проходит волна тайных арестов антифашистов

"Наконец, я считал дурацким преследование одного парня, шутки ради опубликовавшем, балансируя на грани закона, дурацкую петицию о присоединении Латвии к России, и тоже высказывался по этому поводу.

Ну и так далее. (…)

Возможно, хоть кому-то (особенно очень обозлённому, встревоженному и разгорячённому тем, что "опять гонят на Россию", а в своём глазу бревна не замечают) станет очевидным, что иногда банан – это просто банан. И что когда журналисты поддерживают журналистов (так же, как меня поддержали многие коллеги после увольнения с TV5 за критику "Согласия" или после ухода с LTV из-за демарша "националистов") – это нормально. Так должно быть.

Но ещё лучше, когда на защиту журналистов становится общество. Это нужно не только журналистам. Это нужно обществу".

Полиция
© BALTNEWS.lt / Алиса Глебова
Охота на ведьм продолжается. Кто стал очередной жертвой обысков литовских спецслужб

Алла Березовская: "Спору нет, каждый имеет право на свою точку зрения. Но довольно странно слышать от мало кому известного латвийского журналиста Олега Игнатьева подобные безапелляционные слова в адрес моего товарища и коллеги Юрия Алексеева.
Игнатьев отказывает Алексееву в праве называться журналистом. А по какому собственно праву? По "праву Терезы Мэй" – с большой долей вероятности? Ну что ж, тогда с гораздо большей долей вероятности, – потому что я сама в этой профессии уже более сорока лет, –  заявляю, что Юрий Алексеев не просто журналист, а он один из самых ярких, смелых и блестящих русских публицистов Латвии. Некоторые блоги Алексеева имели по 3-4 тысячи перепостов на Фейсбуке. Назовите мне, пожалуйста, еще хоть одного такого же популярного автора в Латвии? Может быть, я просто не в курсе?

Алексеевские публикации практически всегда интересно читать, независимо от того, пишет ли он о политике, или о жизни животных. Да, он неоднозначен, резок, порой, хватает через край, далеко не со всеми его текстами хочется соглашаться – но Алексеев свободный и независимый журналист, он работал сам на себя. И высказывал исключительно собственные взгляды на мир, политику и окружающую нас действительность.

Девушка читает fake news
© CC0. unsplash
Gotcha! Пять "позорных" фейков американских журналистов о России

Его портал был территорией свободы, дискуссий, споров – замечательный, на мой взгляд, журналистский проект. И наказали Алексеева как раз именно за то, что он осмелился критиковать нынешний политический курс Латвии – причем, делал это очень талантливо! Он не ушел в политику, перестав быть журналистом (как это сделал, например, Ушаков), и в чем его обвиняет Игнатьев. Он просто стал политическим оппозиционным журналистом. И это его право. В подлинно свободной стране никому бы и в голову не пришло преследовать журналиста за это. Но у нас, как мы видим на его примере – все возможно.

Что вы, ребята, отказывающие ему в праве называться журналистом, знаете о том, как живется Алексееву эти полтора года под колпаком политической охранки? Да вам же глубоко плевать на это! Ведь он для вас "пропагандист", он не журналист, значит – ату его!… Кинуть камень в опального коллегу по цеху, попавшего в немилость к властям, это не самый благородный был жест со стороны Олега, признаться – не ожидала, и очень разочарована. Но, ладно, в этой жизни каждый из нас отвечает за свое…".

Цветы у Дома журналиста в память о троих убитых в Центральноафриканской Республике журналистах
© РИА Новости
Опасная профессия: как и за что убивали журналистов в 2018 году

Алла права: тут за всеми "посадками" следить не успеваешь, а все эти "примечания мелким шрифтом", вроде подписки о невыезде и запрета на профессию, полицейского надзора и обысков, кажутся уже вовсе несущественными. Что, разумеется, глубоко неверно.
Короче, в Прибалтике история с Иваном Голуновым вывернулась такой вот стороной. Из российских же реакций мне примечательными показались две.

Наталья Холмогорова: "Громкое "дело Голунова", по-видимому, завершено. Несколько часов назад глава МВД Владимир Колокольцев сделал публичное заявление о том, что с Ивана Голунова, журналиста-расследователя, подозреваемого в распространении наркотических веществ, сняты все обвинения.

Освобождение Голунова – событие вроде бы радостное; однако оно вызывает смешанные и во многом тяжелые чувства.
Человек, обвиненный в тяжком преступлении по очень сомнительным основаниям, с деталями, ясно указывающими на то, что "дело шьют по беспределу" – на свободе, и его больше ни в чем не обвиняют. Сотрудники полиции, задержавшие Голунова, отстранены от работы, и их ждет служебное разбирательство. Это несомненное благо, и за самого Голунова здесь можно только порадоваться.

Директор Департамента госбезопасности Литвы Дарюс Яунишкис
© Lietuvos Respublikos valstybės saugumo departamentas
Полицейское государство? Что глава ДГБ думает о волне политических арестов в Литве

Но что такое освобождение подозреваемого по личному приказу министра внутренних дел? Это ведь такое же беззаконие. Выглядит оно намного симпатичнее предыдущего – ибо это беззаконие, так сказать, "в другую сторону": но чем оно отличается по существу?  (…)

Голунову повезло: за него вступилась мощная клика "либеральной интеллигенции", имеющая серьезные рычаги давления и в наших околоправительственных кругах, и за рубежом. В течение двух-трех дней скандал с задержанием Голунова вышел на международный уровень".

Владимир Линдерман отзывается эхом: "Вот было бы чудо, если бы министр внутренних дел Латвии сделал такое заявление, когда меня при задержании кинули лицом на асфальт. Или когда ПБ-шники (Полиция Безопасности – прим. Baltnews) засунули взрывчатку в мое домашнее кресло".

И вот совершенно концептуальное мнение Бориса Межуева:

Секретно
© CC0. pixabay
Секретный доклад ДГБ: в Литве назвали главной угрозой Россию, Брекзит и украинских гастарбайтеров

"Либеральный политический класс – медиа-сообщество, сислибы, кто-то там в правительстве, различные селебритис – продемонстрировал свою фантастическую силу. С этого момента давайте прекратим говорить, что в стране всем командуют так называемые силовики. Силовики силовиками, но, по-моему, слабовики сильны не меньше силовиков.
Хорошо это или плохо? Это не хорошо и не плохо.

Это приговор.

Надо быть идиотом, чтобы не понять, к кому следует в этой ситуации присоединяться. Какие слова произносить. Какие книжки пропагандировать. С кем дружить. На ком жениться. С кем заводить роман.

Иначе никаких перспектив. Ни на Западе, ни в России. Ни в науке, ни в политике. Тебя сметут как пыль со стола. И те, и другие, и все вместе".

P.S. Как-то в середине девяностых в печати промелькнуло сообщение о том, что кто-то из российских "системных либералов" получил в США гонорар за книгу в несколько сотен тысяч долларов.

Камера видеонаблюдения
© CC0. pxhere
Все скелеты на ладони. Как спецслужбы Литвы открыто следят за гражданами

"Ого!", – подумал я тогда,– какие гонорары в Америке писателям платят! Молодой был, зеленый…Много позже я готовил одну аналитическую записку и, пользуясь открытыми источниками, выяснил, что вложения только США в третий сектор России примерно на два порядка превышают вложения самой России в свой же третий сектор. То есть на один российский рубль приходится сто рублей из Америки.

И с одной стороны – да: "Надо быть идиотом, чтобы не понять, к кому следует в этой ситуации присоединяться". Но и поговорок про один рубль тоже много.

P.P.S. Бывшая ведущая телеканалов НТВ и RT, радиостанции "Комсомольская правда" Елена Ханга будет приезжать в Эстонию один раз в месяц для записи нового ток-шоу. Известная российская телеведущая и журналист Елена Ханга станет соведущей нового ток-шоу "Своя правда" на русскоязычном телеканале ETV+ общественно-правового телерадиовещания Эстонии ERR.

Свободу Юрию Мелю, Альгирдасу Палецкису, Олегу Бураку, Константину Никулину!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Сюжеты

Загрузка...